628672, ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ АВТОНОМНЫЙ ОКРУГ - ЮГРА, ГОРОД ЛАНГЕПАС, УЛИЦА КОМСОМОЛЬСКАЯ, 3 Д

Наше наследие

Наше наследие

Я – сибирячка  в первом поколении. Корни моей семьи – на юге Украины, в Запорожье. Каждое лето мы приезжаем в этот благословенный край к бабушке, ходим на днепровские пляжи с двоюродными братьями и  сёстрами и непременно все вместе перебираем домашние архивы.

Вот солдатский аттестат прадедушки Афанасия Мусиевича Мисюры. Он очень хорошо сохранился, потому что им почти не пользовались: не много можно было на него купить продуктов – литр молока и полбуханки чёрного хлеба один раз в месяц. Но ценна сама забота о семье, которую проявлял фронтовик.  Афанасию Мусиевичу повестка на фронт пришла летом 1941 года, когда ему было двадцать пять лет. Он служил в пехоте, в буквальном смысле прошел всю войну, был ранен. Вернулся домой в 1945 году с осколком в груди. В 1961 году прадедушка умер – дало о себе знать осколочное ранение.

А вот фронтовые письма другого прадедушки – Ивана Николаевича Шестакова. Иногда в складках фронтовых треугольников попадаются крупинки земли. Откуда она? Белосток или Минск, Ржев или Вязьма, Можайск или Курск, Смоленск или Орша? Ответ можно найти в датах, которые читаются в истёртых уголках писем, написанных торопливым неровным почерком. Иван Николаевич был связистом, служил в войсках, которые готовили наше наступление на Западном фронте. Работа связистов была чрезвычайно необходимой и опасной: под свист снарядов, под прицелом вражеских снайперов они прокладывали кабели, по которым передавалась важная информация о дислокации противника. Ивана Николаевича тоже сохранила судьба – остался живым, встретил Победу в Кенигсберге.

Задумчиво перебираю ткань кисета, принадлежавшего дедушке моего папы, Павлу Рыжему. В начале Великой Отечественной войны он был водителем полуторки – машины, которая обслуживала пехоту. Как и всех фронтовиков, его на каждом шагу подстерегала смерть: обстрел с воздуха, с земли, въезд на минное поле… Позже дедушка ушел в партизанский отряд в киевские леса. Он заслужил множество наград. К мирной жизни прадедушка Павел, живой                      и невредимый, вернулся после освобождения Киева в 1943 году. 

Но больше всего у нас памятных вещей от прабабушки Натальи Васильевны Мисюра (Смородиновой). Это не документы – кухонная утварь. Иногда мы даже пользуемся мисочками и стаканчиками (так хочется прикоснуться к истории!), которые служили бабушке Наташе и во время оккупации Запорожья, и после войны, когда она накрывала столы для гостей, пришедших поздравить с возвращением с фронта её мужа, Афанасия Мусиевича Мисюру.

Моя прабабушка Наталья Васильевна перед войной, как и многие её ровесники, обучалась в аэрокружке, умела не только держать штурвал, но и выполнять «бочку» и «мертвую петлю». Занятия по пилотированию она любила больше, чем свою работу: иногда даже клала нагретую соль под кофту, чтобы подумали, что у неё поднялась температура, и отпустили домой, а сама мчалась в аэроклуб и отрабатывала лётные фигуры. Кто знает: попади на фронт, осталась бы в живых Наталья Васильевна?.. Бог сохранил жизнь прабабушке Наталье: родив перед войной троих детей, в том числе и мою бабушку, она не пошла воевать.

… Не всем выпало такое счастье, как нашей семье – кормильцы вернулись домой, в свои семьи. Благодаря их воспоминаниям мы многое знаем о войне и о героях, которые ценой своей жизни добыли нам мир.

Для нас семейные реликвии – не только вещественная память о наших предках. Это память об истории могучей страны и о Великой Отечественной войне. Память, которую мы завещаем нашим детям и внукам.

Анна Рыжая,

клубное объединение «Азбука журналистики»

Павел Рыжий 1

Павел Рыжий 2